Буравчики

Когда Борис присутствовал на свадьбе сына, в его душе зашевелилось нечто, основательно похороненное за ненадобностью. Зависть и злоба за то что упустил, пусть даже самому упущенное может и совсем не нужное… Он сморгнул и снова посмотрел на «брачующихся». А там было на что, вернее, - на кого посмотреть… Ольга неуютно повела плечами. Снова это ощущение. Её сзади буравил чей-то взгляд. Впрочем, несложно было догадаться - чёй.

— Ты чего? — взглядом спросил её жених, Павел.

С улыбкой покачав головой, невеста посмотрела на своего прямо вперёд свёкра, чьи глаза буравили её насквозь, доставая до души…

Медовый месяц кончился и молодые вернулись домой. Их дом в пяти километрах от города ещё достраивался, но Ольга, любившая природу, подолгу гостила у свёкра, он жил там постоянно и сравнительно близко. Борис, кажется, только после развода с женой и ухода сына по-настоящему обжился за городом. Не то, чтобы дом был мал, но бывают такие люди — умудряются заполнять собой всё пространство.

Как нельзя кстати хорошенькая невестка зачастила на природу…Сначала он возвращался к ней мыслями. И разглядел в ней прежде не замечаемые жесткость, властность, хватку и упорство. За счёт чего прошла она «по головам» к самой вершине?..  Она ведь теперь управляет одним из его дел. Там-то его сын Павел и встретил её! Борис старался не спать с теми, с кем работал или был достаточно близок, вроде секретарей. Но сейчас…И он, удивляясь себе, зачастил в светлый зал, в котором та любила работать.

Нет, вряд ли есть родство души. Но чем больше Ольга узнавала свёкра, тем сильнее в этом сомневалась. Он часто рассказывал случаи из жизни: разборки, о кинутых конкурентах, махинациях. В стране, где коррупция — это государствообразующее явление, в этом нет ничего удивительного. Они узнавали друг друга не как начальник и подчинённый, но как люди родственные по духу — властному, жестокому, злому.

— Всё сидишь?

— Я только что с улицы — она обернулась, и Борис увидел её покрасневшие щёки.

— Ага? В эту сырость и слякоть?

— А что?

— Не замёрзла?

— Вообще-то да.

— Тогда подожди здесь, я сейчас.

Он ушёл, а Ольга поймала себя на мысли, что думает о его теле. Чаще видя свёкра в домашней одежде, она по-новому взглянула на него. С годами люди любо стремятся к полноте, либо ровно наоборот, словно ужимаются. Борис был из второй категории — годы словно убрали всё лишнее, наносное. Сухой, жилистый, он казался от этого выше ростом.

О стол брякнули бутылка и два бокала. Коньяк.

— Хорошо!

После распития этого благородного напитка,  Ольгу сморило.

— Мне надо ехать, но теперь… я засну за рулём.

— Ночуй здесь. Найду, что постелить.

— Может, всё же отвезёте?

— Скорее сам усну.

— Вы же выпили всего грамм двести?..

— Да, но последний раз я пил месяц назад, и вино, а не коньяк.

Она легла в кровать, оставшуюся ещё с тех времён, когда Борис с женой спали отдельно. Заснули они сразу же.

Ночью дождь разошёлся. Наверное, он и порывы ветра разбудили Бориса, обычно отходящего ко сну позже, чем в этот раз. Встав, свёкр вспомнил о невестке. Как нельзя кстати…

Разбросанные по подушке волосы. Одеяло, заманчиво скрывающее изгибы тела. Он прилёг сзади, касаясь спины и плеч жёсткими пальцами. Отведя волосы, даже не поцеловал, но как-то сжал губами шею. Мягко охватил грудь, освобождая от бюстгальтера.

— Удивлена, что только сейчас…

— Почему? — Борис был удивлён её совсем не сонным голосом, но виду не подал.

— Вы же могли это сделать ещё когда я только начала у вас работать.

— Не люблю так. Отвлекает от дел. Ты, я вижу, считаешь, что всё о-кей?..

— Скажем так: последние недели кое-что изменили. Теперь я не прочь попробовать.

— Интересно…

Целуя губы, шею, грудь он опустился к животу, и, щекотя его щетиной, он добился дрожи молодого тела. Лаская внутреннюю сторону бёдер, свёкр добрался до срамных губ. Его язык прошёлся по ним и добрался до клитора, слегка всосав его.

«Где он только этого набрался?!.» трепетала невестка, сжимая грудь. И самое странное –  его сын не делал ничего подобного! Толстой язык свёкра, казалось, был повсюду: клитор, половые губы, внутри самой киски. Потом она начала кончать — беззвучно крича от удивительных ощущений, сжимая соски. Полностью раздев его, невестка, будучи на коленях, удивлённо посмотрела вверх. Член с фиолетовым, размера большой сливы, «набалдашником», покачивался вверх-вниз. Она обхватила его двумя руками. Лизала, сосала и заглатывала глядя в его глаза-буравчики. Толстые вены члена казалось пульсировали, когда губы или язык проходили по ним. Ольга чувствовала, как яйца свёкра напряглись. Она улыбнулась ему:

— Кончи в меня.

— Не волнуйся. С тобой я кончу раза два или три…

Он был близок к оргазму. Схватив свёкра за бёдра, Ольга потянула их на себя и втянула член в рот, почувствовав мощный всплеск в задней части горла. Она глотала так быстро, как могла, но много спермы пролилось на её подбородок и грудь.

Свёкр притянул её к себе.

— Как ты хочешь выебать меня? — спросила она покорно.

— Будет лучше, если ты останешься сверху.

— Почему?

Он нагнулся и жадно поцеловал её в губы:

— Так тебе будет легче принять его в себя.

Невестка взглянула на твердеющий аппарат свёкра:

— Очень любезно с твоей стороны.

— Ты первый раз обратилась ко мне на «ты»…

— Что-то не так?

— Просто заметил.

Она оседлала его талию и Борис  направил член в пизду. Она поняла, что вот-вот кончит, а отец её мужа продолжал ебать. Ольга тряслась и содрогалась и он спокойно усмехался:

— Молодец. Ну как?

— Фантасти… о чёрт! — она хмыкнула и упала ему на грудь — этот оргазм оказался ещё сильнее, чем первый.

Он  протолкнул  хуй глубже, и невестка снова кончила. Глаза её слезились от удовольствия. Писька растягивалась, приспосабливаясь к толщине нового прибора. Чувствовалось покалывание каждого нерва. Мышцы внутренней стороны бёдер дрожали, при каждом движении она вздыхала, принимая в себя глубже и глубже. Невестка смотрела в глаза-буравчики своего свёкра и сотрясалась от оргазмов, а свёкр просто улыбался, тиская её грудь.

Он сдерживался, но вот дыхание стало резким, амплитуда возросла и Ольга потеряла контроль над собой, -  всё её естество сосредоточилось там, внизу, где её пися яростно насаживалась на член.

— Смотри мне в глаза!

Его буравчики вонзились в её зрачки и не отпускали. Смотреть в них был и жутко, и сладостно…

Каждый выстрел спермы был будто удар тока. А пизда невестки ласково  доила его медленно опадающий член.

— Ты первая, кто не отвёл взгляд, — ответил он на незаданный вопрос и запустил пальцы  в её волосы. Покрывая поцелуями его грудь, невестка опустилась и стала слизывать сперму с каждого сантиметра  члена.

— А делал ли кто-нибудь это так, как я? — спросила она, играя с его «шарами».

Он встал. Его член, опять успевший затвердеть, непристойно качнулся между ног. Сграбастав её за бедра, свёкр раздвинул ягодицы и опять затолкнул фиолетовую головку в письку. Будучи уже глубоко в ней, он коснулся шейки матки, и Ольга опять не удержалась и кончила.

— А твой Павел так делает?.. — прохрипел он.

— Не-е-ет… — простонала Ольга.

Свёкр сунул член ещё глубже:

— А так?..

— Нет!!. — ахнула невестка.

Он опять начал её «долбить», и оргазмы стали приходить, как звоны колокольчика. Она почти  теряла сознание, была на грани, а отец мужа всё сильнее и сильнее сношал её, как никто другой раньше. Протянув руку, он больно сжал её качающуюся грудь. Теперь она вся принадлежала ему, крича и умоляя «ещё! ещё! ещё!», с каждым толчком, с каждым оргазмом, разрывавшим её. Ощущать, что тебя, юную, молодую невестку так уверенно сношает жестокий, холодный, чёрствый свёкр… это - ни с чем не сравнимо!

— Я лучше, или он?.. — его голос, резкий и  наглый.

— Ты будешь моей?!

— Я замужем…

— Ты же хочешь!..

— Всё, что пожелаешь… — Ольга пришла в себя только утром.

Через неделю, когда муж отлучился, она сама опять пришла к нему.

— Почему ты вообще вышла замуж?

— Теперь понимаю, что скорее из-за денег и… жалости.

— Я решил отобрать у этого идиота всё: тебя, будущее…

— Это будет несложно, обещаю. Родить тебе детей, достойных нас: жестких, честолюбивых, черноволосых…

Потом, как и было запланировано, Павел приехал в загородный дом своего отца и увидел их там. В доме буквально пахло сексом. Глядя на них,  он всё ещё не хотел верить.

Борис грязно ухмыльнулся:

— Жены у тебя больше нет!

— Можешь выметаться отсюда, —  добавила Ольга.

Павел спился и влачит жалкое существование где-то на вокзале. Мимо него иногда проезжает дорогой автомобиль, в котором, зло улыбаясь, смотрит на Павла его бывшая жена, поглаживая рукой с обручальным кольцом свой тугой живот… Она возбуждается каждый раз, когда думает о том, какие глазки-буравчики будут у её будущих деток…

Если вам понравился этот порно рассказ то прошу вас оцени от 1 до 5 очень будем вам признательны за вашу оценку.
Так же вы можете оставить свой КОММЕНТАРИЙ.

Категория: ИЗМЕНА | | Теги: Инцест, измена, пожилые |

Читайте также другие рассказы:

Моя толстая мамочка
Необычное знакомство
Волшебница
Учительница
Запретный плод