Алёнушка

Дверь передо мной открылась, едва я коснулся кнопки звонка. Я шагнул внутрь, надеясь сжать в объятиях своего давнего друга, но… Слова приветствия застряли у меня в горле. Денис сидел в инвалидной коляске, его колени были укрыты цветастым пледом. На первый взгляд он почти не изменился, лишь в густой шевелюре добавилось много седых волос.

- Вот такие брат дела, - горестно вздохнул он, пожимая протянутую руку.

Только теперь я заметил, как он постарел. Густая сеть морщин избороздила его, когда-то круглое румяное лицо. Даже глаза его, когда-то ярко горевшие, теперь словно угасли, поселив в себе затаенную муку.

- Что с тобой, что случилось? — вымолвил я, проглатывая подступивший к горлу комок и присаживаясь в стоявшее в холле кресло.

Он вкратце рассказал о том, что с ним случилось. Во всем был виноват его бизнес. Вначале были угрозы, на которые он не реагировал, предупреждения, попытка отнять у него бизнес, а затем его машину просто взорвали. Погиб водитель и телохранитель, а он сам стал калекой.

- У меня поврежден позвоночник, ноги отнялись, да и все остальное тоже, - добавил он. — Вот так и живу, уже почти год прошел.

 – И как же ты теперь один справляешься?

- Я не один, - лицо Дениса просветлело. — У меня теперь Аленка есть.

Не успел он закончить фразу, как одна из дверей открылась и в холл вошла высокая молодая женщина.

- Это - моя Аленушка, - окинул он ее любовным взглядом. — А это Серега — мой самый надежный, самый настоящий друг, - представил он и меня.

- Проходите, Сергей, - пригласила она меня, распахивая большую двустворчатую дверь.

Я чувствовал себя неловко. Рядом со мной Денис, сидящий в коляске, выглядел лилипутом. Мы перешли в другую комнату, большую, светлую, обставленную мягкой светлой мебелью. Алена, извинившись, вышла и Денис тотчас потянулся к бутылке.

- Давай, Серега, шарахнем за встречу, пока Аленка что-нибудь приготовит. Подай бокалы, - попросил он, отвинчивая колпачок с бутылки.

Я его отлично понимал и откровенно жалел. В самом расцвете сил практически лишиться ног и быть всю жизнь прикованным к коляске — кому пожелаешь такого? Да еще имея такую жену — красавицу. Она как раз вкатила в комнату столик, уставленный закусками и бутылками с выпивкой. Мы снова выпили, теперь уже втроем.

Денис ударился в воспоминания, перескакивая с одного момента на другой и не забывая все время подливать себе, порою даже не заботясь о том, выпили ли мы с Аленой. Она внимательно слушала его, хотя, я больше, чем уверен, слышала от него это и раньше. Иногда она вскидывала на меня обеспокоенный взгляд, но тут же отводила глаза, стоило мне на нее посмотреть

- Куда ты поедешь на ночь глядя? Даже не думай.

- И правда, Сергей, оставайтесь, места всем хватит, - добавила Алена. — Да и выпили вы прилично, опасно за руль садиться.

Я замер в нерешительности. В принципе сегодня меня никто не ждал, да и компания их мне нравилась.

- Оставайтесь, - прошептала Алена, бросив на меня умоляющий взгляд. — Ему ведь так одиноко. Посидите, поговорите о своем, а я пойду наверх, постелю пока.

Мы с Денисом остались одни.

- Жалко мне ее, - сказал он, выпив рюмку. - Ведь я, Серега, больше ничего не могу… А мы ведь сына хотели…

 

- Ну вот, опять, - услышал я у себя за спиной голос Алены. — Почти каждый вечер так, - вздохнула она, ухватившись за ручки коляски. Минут через пять она вернулась и повела меня на второй этаж. Круглая попка, плавно покачивалась у меня перед глазами, наводя на грешные мысли. До чего же она была хороша!

- Вот твоя спальня, - открыла она одну из дверей, - а там дальше ванная и туалет.

Я поблагодарил ее за заботу и угощение  и порывисто сжал в объятиях затрепетавшее тело. Ее грудь бурно вздымалась, плотно прижатые к моему телу бедра, нервно подрагивали, руки, заброшенные мне на шею, не переставая гладили волосы и вообще — вся она была воплощением страсти.

- Спокойной ночи, - едва выговорила Алена прерывающимся от волнения голосом, потупив глаза. - Извини…

Ясно было, что оставаться под одной крышей с Аленушкой было равносильно самоубийству. Приняв душ, я лег в постель, но сна не было ни в одном глазу. Только под утро я забылся тревожным сном.

Проснулся я, когда солнце стояло довольно высоко в небе. Внизу меня уже ждали. Денис был уже под хмельком и тут же предложил мне коктейль собственного приготовления.

- Состав придумала Аленка, но у меня он лучше получается. Правда, дорогая? — он вопрошающе глянул на жену. Она лишь молча кивнула, мельком взглянув на меня. Коктейль был действительно вкусным, слабоалкогольным и холодным. Я с удовольствием осушил целый бокал.

- Сейчас поедем кататься, - сообщил Денис, когда мы расправились с легким завтраком. — Поможешь мне? А то Аленушке одной трудно.

Мы добрых два часа колесили по городу, вспоминая, что и где было раньше и что изменилось за прошедшее время. За рулем была Алена, и я отметил, что водит она мастерски. Денис откровенно радовался, когда я удивлялся произошедшим переменам. Он то и дело прикладывался к плоской металлической фляжке, иногда предлагая хлебнуть и мне. Вскоре он снова захмелел и, когда Алена вышла из машины, что бы купить сигарет, повернулся вдруг ко мне, поманив пальцем.

- Мне нужен сын. Понимаешь?

Я кивнул.

- Хорошо, что понимаешь, - мотнул он головой. — Хорошо…

К десяти вечера Денис был уже готов. Я помог Алене уложить его и, пожелав спокойной ночи, поднялся в свою комнату. Весь вечер мы почти не разговаривали с ней, но любое прикосновение вызывало предательскую дрожь во всем теле. Очевидно, то же происходило и с ней. Я направился в ванную и, набрав ее почти до краев, погрузился в горячую воду. Усталость прошедшего дня взяла свое. Я и не заметил, как у меня закрылись глаза.

- Свежее полотенце…, - вырвал меня из цепких лап сна голос Аленушки.

Она стояла рядом. Я подскочил, как ужаленный. Я попытался встать, но рука Алены остановила меня. Узкая ладонь обхватила член, оттянула крайнюю плоть, обнажая головку. Прикосновение женских, ласковых пальцев сыграли свою роль. Зажатый в ладошке, он наливался силой, вызывая жадный блеск в её очах. На матовых щечках вспыхнул яркий румянец. Повинуясь влечению, Алена начала двигать рукой, возбуждая его еще больше. Ее взгляд затуманился, она покачнулась, едва не упав, но в тот же миг опустилась на колени и приникла к моему члену жадным ртом. Потемневшая от прилива крови головка уперлась в ее горло, вызвав протяжный глухой стон.

Легкий шелковый халатик уже не мог служить препятствием. Моя рука скользнула за отворот, ладонь сжала в упоении налитую спелую грудь, не стесненную лифчиком. Аленушка даже не заметила этого, продолжая в упоении заглатывать мой член почти до основания. Чувствуя приближение развязки, я оторвал ее от себя, потянул вниз халатик. Ее взгляд был затуманен желанием, почти безумен, но она нашла в себе силы, одним рывком стянула его с плеч и шагнула ко мне в ванну. Я встал, освобождая ей место.

Наши тела, губы сплелись в единое целое. До предела возбужденый хуй вошел в истекающую мёдом пизду. Приглушенный, похожий на кошачий, звук вырвался из ее груди, перламутровые зубы до крови прикусили губу. Алена отдалась мне вся, без остатка, двигая попкой в такт моим качкам, и каждый из них сопровождался коротким вскриком.

Наши чувства были настолько обострены, что уже через пару минут сокрушительный оргазм буквально свалил нас в воду. Половина из нее выплеснулась на пол, но мы даже не заметили этого…

- Пойдем, - протянул я ей руку.

Она безропотно повиновалась и мы, оставляя на полу две цепочки мокрых следов, добрались до широкого двуспального ложа. Уже через несколько минут она снова кончила.

Постепенно мой член отвердел, набрал новых сил, и я придвинулся к Аленушке, которая лежала на боку. Аленушка тотчас ожила. Ее пальчики обхватили член, направляя его во влагалище. Аленка тихонько покачивалась на члене, наслаждаясь новизной ощущений. Дразня друг друга неглубокими проникновениями, мы все больше распалялись и, в конце концов, не выдержали сладкой пытки. Алена снялась с моего члена, уложила меня на спину и, покручивая попкой, уселась сверху. Ее руки уперлись в мои плечи, и она заработала тазом. Мокрые пряди волос, рассыпавшись по плечам, взлетали вместе с нею, а затем снова опускались, приятно лаская мою грудь. Я был все еще в ней, когда услышал тихий шепот:

- Я думаю, он нас обоих простит. Он так хочет сына…

Мы занимались с ней любовью почти до самого утра. Она была неутомима и, стараясь закрепить успех, каждый раз отдавалась самозабвенно и без остатка, причем в самых немыслимых позах. Утром, едва держась на ногах, я все же уехал домой, пообещав навестить их через пару дней.

Однако навестить их через два дня, как я обещал — не получилось. Не получилось и на третий день…

Прошел год, а может и больше. Мы снова почти не общались, но как-то раз я получил от Дениса письмо. Из него выпала цветная фотография. На ней я увидел сияющего Дениса, который обнимал за плечи улыбающуюся Алену. На ее руках покоился симпатичный малыш, который во всю таращился на меня карими глазенками. На какой-то миг мне показалось что-то родное и знакомое в его невинном взгляде.

«Это наш сынок, Сереженька. Ждем в гости. Непременно приезжай». И подпись –Денис. Чуть ниже красивым ровным почерком Алены было дописано: «Мечтаем о дочери. Целую. Алена».

 

Категория: ИЗМЕНА | | Теги: измена, свингеры |

Читайте также другие рассказы:

Мне очень хорошо с моей мамой — 2
Так и было
Моя тётя
Месть учительницы
Петькина пика